Кирилл Белоруков и Валерия Айдаева: «Очень круто, что можно в Кремле станцевать!»

В преддверии "Кубка Кремля - Гордость России!" 22 октября портал DANCE.RU поговорил с участниками турнира по латиноамериканской программе среди профессионалов, с сильнейшей парой мира, победителями первого Кубка Кремля в апреле 2022 года, чемпионами России 2022 Кириллом Белоруковым и Валерией Айдаевой.



«Турнирная практика очень важна для танцора»

Кирилл:

После апрельского Кубка Кремля у нас был Блэкпул, и недавно в сентябре был Embassy Ball в Лос-Анджелесе. То есть, по сути, за полгода два турнира только.


Валерия:

В России, к сожалению, не было ничего. Поэтому танцевали за границей. Очень рады, что смогли до Блэкпульского фестиваля доехать и в Лос-Анджелесе станцевать.


Кирилл:

Эти полгода мы тренировались как обычно. Конечно, сделали перерыв после Блэкпула. Работали. Достаточно много было лагерей, танцевальных сборов, на которых мы и тренировались, и работали. Поэтому лето очень быстро пролетело. Но скажу честно, достаточно трудно с таким большим перерывом в турнирной практике держать себя в форме.


Валерия:

Все время все сначала начинать приходится. То есть к любым соревнованиям ты готовишься заново. Не то чтобы с нуля, но ощущения примерно такие. Ты не все время в потоке, в режиме от турнира к турниру, от шоу к шоу находишься, а ты как будто заново готовишься. И это очень сложно. Только вошел в форму, станцевал турнир, потом раз, и опять выпадаешь. Поэтому именно турнирная практика очень важна для танцора.


Кирилл:

Но лето прошло в работе и в тренировках. И немножко отдыха.


«Хочется вернуть ту атмосферу, которая была прежде»

Кирилл:

Если честно, в Блэкпуле атмосфера была немножко не такая как обычно. Поскольку очень многие танцоры высоко уровня, финалисты решили не приезжать на этот Блэкпул по каким-то своим причинам, не так много было зрителей, к сожалению. Конечно, когда полный состав, зал заполнен до отказа, то ощущения совершенно другие. Но в целом, Блэкпул все равно остается Блэкпулом и было приятно там танцевать. Но мне было жалко, что атмосфера была не та, что в предыдущие годы. Мы на этом турнире стали вторыми. Но к результатам я всегда более спокойно отношусь. Ты оцениваешь, в первую очередь, свой танец. Если смотреть насколько мы хотели станцевать и как готовились... Можно было и лучше. То есть именно танцем я не очень доволен, а не местом. Но, опять же, был не полный состав участников. Вот если бы приехали все, и мы стали бы вторыми, это было бы круто!


Валерия:

Я думаю, что Блэкпул у танцоров, это самый сложный турнир и самый важный за сезон. Он не легкий, так как много туров, он масштабный, ответственный. И, конечно, если полный зрительный зал, многочисленные пары, это тебе дает энергию, силы. А когда этого не было, было немножко тяжело, ты как будто сам с собой в своем соку варишься и пытаешься как-то разгонять. Но люди, сколько их там было, безусловно, помогали: и вставали с полуфинала, хотя обычно только в самом конце весь зрительный зал встает. А здесь уже с начала вечернего отделения публика пыталась поддерживать. Но просто людей было меньше и не было той энергии, за которую мы все так любим Блэкпул.


Winter Garden — очень большой зал. И его нужно заполнять. И еще, безусловно, стрессовая ситуация была в связи с тем, что сейчас происходит в мире. Немного переживали. Но на самом деле больше страхов было, чем каких-то реально неприятных ситуаций. Никаких ни провокаций, ни негатива не было на самом турнире. Мы ничего такого не ощутили. Много сейчас разговоров про это. Те же танцоры в России спрашивают: «А как там?» Да все так же (смеется). Все танцоры танцуют, политику не обсуждают. Негатива не было. Кто доехал, все были дружелюбны. Поэтому мы очень рады, что мы в принципе туда добрались, не пропустили этот турнир. Потому что многие, кто хотел, туда так и не попали. Мы его все-таки станцевали как бы трудно это ни было и из-за политической ситуацией, и в связи с тем, что очень сложно добираться туда сейчас. И то, что с федерациями сейчас происходит, добавляет своих проблем. Мы все-таки станцевали Блэкпул, и очень рады этому! Но хочется вернуть ту атмосферу, которая была прежде.


«На любой турнир в США можно приехать и не ошибиться»

Кирилл:

Что касается Embassy Ball, этот турнир уже много лет проходит. Он достаточно большой, поскольку идет неделю. За ним сразу же следует национальный американский United States Dance Championship. Внутри него тоже есть открытый турнир. То есть, если кто-то из танцоров захочет на следующий год поехать на Embassy Ball, они могут еще остаться на USDC. Потому что он открытый. И в принципе в США любые события достаточно хорошие по составу, потому что все танцоры, которые находятся в Америке, участвуют почти во всех этих соревнованиях. То есть на любое можно приехать и не ошибиться. Мы, к сожалению, не остались на USDC, потому что я только потом узнал, что там есть открытый турнир, мы думали, что он только национальный.


Валерия:

Я хочу тут похвалить Америку (смеется). Потому что, действительно, летом у них очень много турниров. И все достаточно масштабные. Чуть ли не каждую неделю они ездят танцевать. И одна из причин почему мы поехали туда, потому что надо куда-то выходить, надо где-то выступать, иначе очень большой перерыв до International был бы. И на самом деле единственное место, где мы могли станцевать, где нас приняли, это был вот этот американский турнир Embassy Ball. И плюс была возможность туда поехать — были визы. Поэтому очень хотелось бы, чтобы в России было больше турниров именно для профессионалов, чтобы можно было соревноваться, танцевать и выходить на паркет как можно чаще. И именно на международных турнирах. Если бы в будущем это было возможно, было бы, конечно, замечательно.


«Должны появиться новые турниры»

Кирилл:

Я думаю, что в танцевальном сезоне, который сейчас начинается, должны появиться в России какие-то турниры и летом тоже появятся, я знаю, что они планируются. Просто это не так легко сделать, чтобы событие было на хорошем уровне. Нужны и средства, и понимание, когда это нужно делать. Поэтому хоть об этом и давно говорилось, но руки дошли только к предстоящему сезону. И мы надеемся, что все получится.


Если откроется Азия, в принципе, все восстановится в турнирном графике. Раньше, я помню, летом и вообще в сезоне мы очень много проводили времени в Азии. Поэтому если азиаты откроют границы и будут проводиться снова турниры, конечно, мы поедем.


Валерия:

И потому что весь основной состав того же полуфинала, финала туда уезжает. То есть ты там со всеми встречаешься на этих турнирах, и они всегда очень масштабные. Мы первые будем в очереди полететь туда (смеется).


Кирилл:

Я думаю, что все ждут, когда Азия откроется. Мы слышали, что сейчас уже делают какие-то приглашения от государства, и тогда ты можешь поехать. И конкурсы там проводят. Я знаю, что ребята ездили в Корею танцевать шоу по приглашению. То есть потихоньку кто-то выезжает. Но пока официально это все не открыто.


Валерия:

Делается еще оформление каких-то специальных карт. Но это все финансы. Не так как раньше — пришел, гостевую туристическую визу открыл и полетел. Сейчас это все достаточно сложно и дорого. Самолеты, я знаю, летают. По крайней мере в Шереметьево я Air China видела. Но это, может, раз в неделю.


Кирилл:

Но это дорого и для танцоров, и если организаторы приглашают, то и для них дороговато. Поэтому не все на это идут.


«А чего мы боялись?»

Валерия:

Раньше мы на английские турниры прямыми рейсами летели до самого Лондона. А сейчас с пересадками, через Турцию. Больше времени тратится на дорогу.


Кирилл:

Нам повезло, что Валерии виза не нужна в Британию, а я сделал ее давно. В январе как раз она у меня закончится. На UK я еще попадаю, а дальше нужно будет новую делать.


Валерия:

В общем с этим сейчас действительно сложно. Надо заранее - заранее всеми организационными моментами заниматься.


Кирилл:

Но все в принципе возможно. Было бы желание. Если говорить про наших танцоров, они просто должны это делать заблаговременно, пытаться, несмотря ни на что. Поскольку, по моему мнению, ездить, как бы там ни было, все равно нужно и на мировой арене нужно все равно присутствовать.


Валерия:

Много сейчас запугивают сложностями разными. Сначала был ковид, все сели по домам. Теперь из-за политической ситуации очень много говорится: «Ой, туда не доехать. Ой, а там провокации». Много говорится, но на самом деле всё как было, так и есть. Правильно, Кирилл говорит, было бы желание. Просто чуть-чуть дольше, чуть-чуть сложнее. Но всё возможно. Не так всё страшно. Было очень много людей, которые спрашивали меня: «Ну как? Как там было? Что там люди? Как реагировали?» То есть я вижу, что всех интересует одно и то же. Сейчас так много всякого разного пугающего пишут в соцсетях, что у меня у самой, когда туда ехала, был немножко какой-то страх. А потом приехали — все улыбаются, все здороваются. И думаешь: «А чего мы боялись?»


«Все знают, что мы танцуем за Россию»

Кирилл:

На американском турнире и на Блэкпуле мы танцевали в нейтральном статусе. Но организаторы сделали так, что страны, которые представляют пары, вообще не объявлялись. Только имена назывались. Поэтому не было такого неприятного момента для нас, совершенно не акцентировалось внимание на том, что мы не можем представлять свою страну на турнире.


Валерия:

Сейчас на всех турнирах, думаю, будет без презентаций обходиться. В принципе страны не называются. И в нынешней ситуации это правильный подход. Но люди все равно знают, что мы из России, и мы танцуем именно как российские спортсмены. Всем всё понятно.



«Если есть хоть какая-то возможность ехать, мы едем — сто процентов»

Валерия:

Я думаю, что на танцоров очень сильно повлияли все события последних лет, начиная с пандемии и все, что за ней последовало. Многие стали задумываться, что если уж нельзя сейчас полноценно танцевать, то, может быть, заняться семьей, клубом, еще чем-то. Я думаю, что у многих такие мысли. Потому что время идет, годы уходят.


Никаких конкретных примеров, что кто-то хочет завершить карьеру я пока не знаю, но общаясь с людьми часто слышу, что все это влияет на твои желания, что немного сдаешься. Есть такое. Вот сегодня у меня была пара на уроках. Задумываются: «А сколько еще так будет? А может быть сейчас пока другим заняться, раз все равно танцевать на международных турнирах нельзя».


В WDSF — в другой федерации — насколько я знаю, русских вообще никак не принимают. То есть ребятам совсем сложно. Ты либо страну меняешь, либо ждешь своего часа. А время идет. Поэтому пандемия, политическая ситуация, все это очень подорвало внутренне многих. Нет возможности выезжать, а если выезжаешь, то суммы совершенно другие — деньги на те же авиабилеты совсем другие уже. Мы это тоже ощутили на себе. Просто у нас вопрос не ехать не стоит вообще. Мы понимаем, что для нашей карьеры сейчас это очень важно, и мы едем 100%, если есть хоть какая-то возможность, сколько бы это ни стоило. Тут просто уже немного другие ставки, другой приоритет. А для обычных ребят в России все это очень сложно и дорого. Очень жалко, что многие, я уверена, и ломаются, и задумываются. И уже нет этих горящих глаз, когда ты просто идешь и двигаешься вперед. А тут уже думаешь, а может быть, стоит остановиться.


«Надо постараться попасть на все турниры»

Кирилл:

Сейчас мы готовимся к International. 6 октября мы улетаем в Лондон. Там будут сборы два дня. Потом станцуем шоу на One hundred star. Это перед International. И 11 числа начинается International. У нас будут предварительные туры. День перерыв. И потом основной турнир, который проходит в Альберт Холле 13-го. И 14-го октября London Ball. Получается два турнира. Оттуда мы улетаем в Москву и 22 октября танцуем «Кубок Кремля – Гордость России!». А затем, по идее, должен быть Ассен в Голландии. За ним Russian Open — это турнир, который Евгений Смагин в Санкт-Петербурге проводит. А еще я буквально на днях узнал, что должен быть чемпионат мира в Австрии в конце ноября. То есть в октябре-ноябре довольно много турниров можно станцевать. Опять же будем смотреть по возможностям, но надо постараться на все эти соревнования попасть.


В Кремле я опять буду участвовать в розыгрыше двух Кубков — среди профессионалов и в турнире Pro-Am. Последний будет в этот раз чуть масштабнее, чем раньше — три тура. То есть всего шесть туров мне предстоит станцевать за вечер. Но после International и London Ball, я думаю, что я буду вполне готов к таким нагрузкам (смеется).


«Все турниры, которые проходят в Кремле, теперь ценишь еще больше»

Кирилл:

Всем участникам кубка Кремля хочу пожелать в первую очередь доехать (смеется). Чтобы все, кто запланировал, попали на этот турнир. Надеюсь, что так и будет. Зрители, я знаю, уже многие ждут, купили заранее билеты. Им я пожелаю насладиться праздником танца. Организаторам, чтобы все прошло гладко. В Кремле по организации всегда всё на 100% отработано. А танцорам попытаться сделать так, чтобы зритель заплакал, встал, кто-то рыдал, кто-то кричал, чтобы публика реально зарядилась и ушла с положительными эмоциями.


Валерия:

Я думаю, что все турниры, которые проходят в Кремле, ты ценишь еще больше, потому что это самые, наверное, масштабные события в России. Если раньше можно было еще куда-то выезжать, то есть все это было в совокупности, то теперь кремлевские турниры ребята ждут с еще большим энтузиазмом. Очень круто, что можно там станцевать!


DANCE.RU